• Главная
  • История
  • Образование колоний Тасмания, Южная Австралия, Западная Австралия, Виктория и Квинсленд

Образование колоний Тасмания, Южная Австралия, Западная Австралия, Виктория и Квинсленд

В начале XIX в., после Амьенского мира 1802 г., наполеоновская Франция возобновила исследования Тихого океана. Как отмечалось выше, корабли "Географ" и "Натуралист" успешно исследовали южные и западные берега Австралийского континента и Земли Ван Димена. 8 апреля 1802 г. они встретились с британским кораблем, которым командовал М. Флиндерс. Бодэн заверил Флиндерса, что французы проявляют к этому району чисто научный интерес. Но когда в Париже была опубликована карта, на которой район, расположенный между полуостровом Вильсонс-Промонтори и заливом Спенсера, был обозначен как "Земля Наполеона", и поползли слухи, что французское правительство намеревается создать поселение на Земле Ван Димена, английское правительство и власти Нового Южного Уэльса решили, что необходимо ускорить как формальный, так и фактический захват Земли Ван Димена.

Губернатор Нового Южного Уэльса Кинг послал лейтенанта Роббинса в Бассов пролив. Официально было объявлено, что Роббинс должен более подробно изучить берега Австралийского материка и Земли Ван Димена. Секретная же инструкция обязывала лейтенанта следить за действиями французов и в случае необходимости объявить официально британское господство в районе Бас-сова пролива.

Роббинс встретился с французами на острове Кинг. Высадившись на берег с тремя матросами, он, к удивлению французов, немедленно провозгласил остров собственностью британского короля, поднял английский флаг, дал троекратный салют и покинул остров. Затем Роббинс посетил Порт-Филлип на континенте, а также район реки Деруэнт на Земле Ван Димена и оставил там по два солдата для подтверждения британской собственности на эти земли.

За год до этого в Порт-Филлипе побывал английский офицер Д. Муррей. Он рекомендовал правительству использовать это место в качестве дополнительной ссыльной колонии. Основываясь на докладе Муррея, лорд Хобарт, тогдашний министр колоний, приказал подполковнику Д. Коллинзу возглавить экспедицию для. организации новой колонии. В октябре 1803 г. 330 заключенных на двух судах были доставлены в Порт-Филлип. Место не понравилось Коллинзу. В соответствии с инструкцией, данной ему британским правительством, он имел право выбрать другую территорию для колонии при условии, что поиски нового, более удобного места не будут затянуты. Поэтому в феврале 1804 г. Коллинз перевез всех колонистов на Землю Ван Димена и высадил их там, где сейчас расположен город Хобарт. Здесь он встретил девятнадцатилетнего лейтенанта Д. Боуена, который по приказу губернатора Кинга с небольшой партией свободных колонистов и заключенных в сентябре 1803 г. основал в этом месте британское поселение-Руководство объединенной колонией принял на себя Коллинз.

В первые годы существования колонии на Земле Ван Димена переселенцы столкнулись с такими трудностями, каких не знали колонисты Нового Южного Уэльса. Английское правительство полагало, что снабжение новой колонии должно осуществляться из Сиднея, губернатор же Нового Южного Уэльса считал, что это дело британского правительства. Связь между Сиднеем и Хобартом поддерживалась лишь небольшими судами, принадлежавшими колонии Новый Южный Уэльс, и была эпизодической. Если бы не мясо эму и кенгуру, имевшихся в большом количестве на острове, население Хобарта скоро бы вымерло.

Британское правительство заселяло Землю Ван Димена заключенными и свободными колонистами, не заботясь о соответствующей материальной основе. Уже в ноябре 1804 г. на северном берегу острова, недалеко от места, где сейчас расположен город Лонсестон, возникла вторая колония, которую возглавил полковник Петерсон. В 1813 г. обе колонии были независимы друг от друга и подчинялись Новому Южному Уэльсу. Отношения между Петерсоном и Коллинзом обострились до такой степени, что губернатор Кинг вынужден был административно разделить остров на две части - северную, названную Землей Корнволл, и южную, названную Букингхемшир. В 1813 г. в Хобарт был прислан чиновник в ранге помощника губернатора Нового Южного Уэльса, ставший фактически руководителем на острове.

Постепенно новые колонии начали укрепляться. Если в 1813 г. в Хобарте обрабатывалось 2 тыс. акров земли, то в 1819 г. - да 8 тыс. акров. В 1820 г. Земля Ван Димена уже экспортировала пшеницу и мясо в Новый Южный Уэльс. В это время на острове жило 5500 человек, из них 2538 заключенных, 2880 свободных поселенцев; поголовье коров составляло 30 тыс., овец - 180 тыс. [123, с. 11],

В декабре 1825 г. Земля Ван Димена официально стала самостоятельной колонией. В этом же году в Англии была создана Компания Земли Ван Димена, которая должна была способствовать развитию земледелия и скотоводства на острове. К середине XIX в. здесь обрабатывалось 170 тыс. акров земли, имелось 1,7 млн. овец и 80 тыс. голов крупного рогатого скота [79, с. 185-186].

Однако колония продолжала в значительной мере носить черты ссыльного поселения. Это объяснялось тем, что даже в начале второй половины XIX в. заключенные составляли одну треть населения острова. Транспортировка их в эту колонию была прекращена лишь в 1853 г.

Власть главы администрации острова была фактически безграничной. Она, писал в то время английский историк X. Мельвилл, "превышала власть любого государя в христианском мире" [146, с. 212]. Условия содержания заключенных были хуже, чем в других британских колониях в Австралии. Не удивительно поэтому, что при первой возможности ссыльные пытались бежать. Беглые каторжники объединялись в отряды "бушрейнджеров", которые наводили ужас на всю колонию. Чтобы изловить и уничтожить эти отряды, власти организовывали многочисленные кровавые экспедиции.

Свободное население колонии требовало прекратить транспортировку ссыльных на остров. В 1845 г. британское правительство обещало выполнить это требование: в течение двух лет не посылать заключенных на Землю Ван Димена. По истечении этого срока министр колоний лорд Грей объявил, что правительство впредь не будет использовать Землю Ван Димена для ссыльных поселений. Но фактически заключенные продолжали прибывать на остров и в последующие годы. Так, в 1845-1847 гг. было доставлено 3 тыс. человек. Лишь с 1854 г. Земля Ван Димена была отнесена к колониям, в которые запрещалось высылать заключенных. В это же время колония была переименована в Тасманию, в честь первооткрывателя острова А. Тасмана. Исчезло название Земля Ван Димена, которое ссыльные изменили на Чертову землю, используя игру слов - VanDiemen'sLand и VanDemoniansLand.

Если Новый Южный Уэльс и Тасмания возникли как ссыльные колонии, то Южная Австралия с самого начала была колонией свободных поселенцев. Ее организаторы попытались на практике воплотить идеи одного из виднейших идеологов британского колониализма первой половины XIX в., Э. Уэкфильда, сформулированные им в работе "Письма из Сиднея", которая вышла в свет в 1829 г. Разбору теории Э. Уэкфильда К. Маркс посвятил отдельный раздел в первом томе "Капитала".

Честолюбие было главной чертой характера Уэкфильда. Оно привело его в Ньюгейтскую тюрьму в Лондоне. Тридцатилетний Уэкфильд служил секретарем английского посольства в Париже, был вдов, имел двух детей и лелеял честолюбивую мечту стать членом британского парламента, для осуществления которой ему не хватало денег. Для того чтобы разбогатеть, он решил жениться на богатой. Уэкфильд узнал, что пятнадцатилетняя Эллен Тарнер является единственной наследницей крупного промышленника.

Уэкфильд никогда не видел девушку, но это его нисколько не смущало. Он прибыл в ливерпульскую школу и потребовал от директора отпустить Эллен с ним под тем предлогом, что ее мать серьезно больна. Девушке же он сказал, что отец ее внезапно разорился и для спасения семьи она должна выйти за него замуж. Видимо, Уэкфильд был весьма красноречив, поскольку повенчались они незамедлительно. Затем новобрачные поспешно выехали во Францию. Однако их медовый месяц в самом начале был прерван. Во Францию прибыли два дяди Эллен и увезли ее домой. Уэкфильд также вскоре возвратился в Англию, но был арестован и приговорен к трем годам тюрьмы. Так разбилась его мечта стать членом парламента.

И тогда он избрал иную сферу деятельности, прославившую его имя: он стал создателем теории "систематической колонизации" и "достаточной" цены на землю в колониях. Уэкфильд доказывал, что колонизовать заокеанские территории следует не путем высылки туда каторжников, а привлечением вполне "добропорядочных" людей. Цены на землю в колониях должны быть настолько высокими, чтобы колонисты приобретали ее не сразу по приезде, а лишь проработав ряд лет. "Достаточная" цена на землю воспрепятствует превращению колонистов в независимых крестьян; когда же они ими станут, появятся другие, готовые занять их место на рынке наемного труда [1, т. 23, с. 782].

Деньги от продажи земли, по мнению Уэкфильда, должны идти главным образом на привлечение новых переселенцев, а частично - на нужды самих колоний, где постепенно будет расти и укрепляться слой мелких колонистов, которые составят твердую основу форпостов Британии в различных частях земного шара. Таким образом, та часть английского общества, которая в результате промышленного развития страны оставалась без работы и была реальной угрозой существующему порядку вещей, превращалась в среду, цементирующую Британскую империю.

В 1830 г. Уэкфильд развернул активную деятельность по практическому осуществлению своих идей. Он немало способствовал быстрой организации Национального общества колонизации, которое в том же году выпустило брошюру, озаглавленную "Изложение принципов и целей предполагаемого национального общества для исцеления от пауперизма и его предупреждения посредством систематической колонизации".

Примерно в то же время, когда книга Э. Уэкфильда увидела свет, в Англию пришли сведения о плодородных землях в долине реки Муррей, открытых Стертом. Деловые круги Англии, на которые книга Уэкфильда произвела большое впечатление, заинтересовались возможностью осуществить высказанные им идеи. В 1831 г. начались переговоры о создании компании, целью которой была бы колонизация земель, находящихся на юге Австралийского материка.

На заседании Национального общества колонизации, проходившем 3 августа под председательством полковника Торренса, был одобрен план колонизации Южной Австралии, который предусматривал создание компании с капиталом 500 тыс. ф. ст., поделенным на 10 тыс. акций, каждая стоимостью 50 ф. ст. Компания должна была приобрести земли в южной части Австралийского материка и основать там колонию, взяв на себя всю финансовую ответственность, связанную с ее организацией и существованием.

Вскоре предложение правительству об основании колонии на южном берегу Австралии было направлено в министерство колоний, которое ответило, что не намерено рассматривать план по существу до тех пор, пока не будут собраны денежные средства, необходимые для осуществления деятельности планируемой компании [163, с. 58-59]. Таким образом, решение вопроса о создании колонии в Южной Австралии повисло в воздухе.

Однако это обстоятельство не обескуражило Э. Уэкфильда и его друзей. Он основал Южно-австралийскую ассоциацию, которая в декабре 1833 г. разработала новый проект колонизации южно-австралийских земель. Этот план предусматривал организацию Южно-австралийской земельной компании, на средства которой предполагалось создать колонию. На этот раз министерство колоний отнеслось к проекту положительно. 15 апреля 1837 г. министр колоний Стэнли ответил ассоциации, что ее проект одобрен, хотя с существенными добавлениями и исправлениями [163, с. 68-69].

3 июня 1834 г. Южно-австралийская ассоциация созвала первый публичный митинг, на котором присутствовало 2,5 тыс. человек. Собравшихся познакомили с планом создания колонии. В это же время в английском парламенте шло обсуждение разработанного ассоциацией проекта, который получил одобрение обеих палат. Оформленный в виде закона, проект был подписан королем и введен в действие королевским указом от 15 августа 1834 г.

В законе подчеркивалось, что создание колонии должно быть осуществлено Южно-австралийской земельной компанией. Предусматривалось, что власть в колонии будет принадлежать губернатору, назначенному королем, и уполномоченным компании. Губернатором колонии стал капитан Д. Хиндмарш, уполномоченным компании - X. Фишер, представителем совета Южно-австралийской земельной компании - полковник Торренс. Основу капитала Южно-австралийской земельной компании составил вклад богатого коммерсанта Д. Энгеса в размере 320 тыс. ф. ст. Дополнительный капитал компания собрала путем продажи прав на земельные участки в районе, о котором тогда не только в Лондоне, но и в Сиднее не имели, по существу, никакого представления. Компания продавала акции, которые давали их владельцам право на 120 акров земли на территории предполагаемой колонии и 1 акр в будущей ее столице.

Для привлечения колонистов в Англии были выпущены специальные брошюры, читались лекции. Сам Торренс написал книгу "Колонизация Южной Австралии", вышедшую в свет в июне 1835 г. Первую партию колонистов предполагалось отправить в Южную Австралию уже в сентябре 1835 г. Однако продажа участков затянулась до ноября, и было решено перенести экспедицию на следующий год. Она началась в марте 1836 г.

В июле 1836 г. к острову Кенгуру, находящемуся у берегов Южной Австралии, подошли три корабля компании, имевшие на борту 546 колонистов. Они оставались на острове до прибытия туда в августе полковника Лейта, который выбрал место для столицы. Сейчас там находится Аделаида.

Организация колонии шла быстро. В декабре приехал губернатор колонии Д. Хиндмарш. Ему не понравилось выбранное для столицы место, и он пытался найти другое. Это вызвало серьезные трения между ним и чиновниками администрации колонии, закончившиеся отставкой Хиндмарша и заменой его в 1838 г. на посту губернатора Гоулером.

Первые годы существования колонии характеризовались громадными земельными спекуляциями. Собственно, главной целью как самой Южно-австралийской земельной компании, так и колонистов было стремление к быстрому обогащению именно путем спекулятивных перепродаж приобретенных ими земельных участков. Широкое распространение получила система, дававшая право на 15 тыс. акров земли лицу, которое купило из этого количества по крайней мере 4 тыс. акров по 1 ф. ст. за акр. Оставшаяся часть земли покупалась им же постепенно по цене уже 5 шилл. 4 пенса за акр [52, с. 134-135]. Очень скоро это привело к тому, что все плодородные земли попали в руки не трудолюбивых земледельцев, которые, как предполагал Э. Уэкфильд, своим упорным трудом создадут богатство колонии, а спекулянтов землей, в большинстве своем живших не в Австралии, а в Англии.

Прошло 4 года со времени основания колонии, но ничего не было сделано для развития земледелия и скотоводства. Колония почти ничего не производила. В 1837 г. из проданных 3700 акров обрабатывалось лишь 4; в 1839 г. было продано 170,5 тыс. акров, а обрабатывалось 443. Стоимость импорта колонии в 1839 г. выросла до 346,6 тыс. ф. ст., тогда как стоимость экспорта составляла только 22,5 тыс. ф. ст. Администрация, не имевшая средств для освоения территории, строительства портов, дорог и т. п., вынуждена была обратиться за помощью к правительству. Как только об этом стало известно в Лондоне, среди держателей акций и кредиторов Южно-австралийской земельной компании началась настоящая паника. Они спешили избавиться от акций и предъявляли векселя к оплате. Компания оказалась банкротом. Колония переживала полный финансовый крах, люди бежали из колонии. За несколько месяцев ее население уменьшилось наполовину. Оставались только те, кто не имел возможности уехать. Цены на продукты питания катастрофически росли. Земельные участки невозможно было продать. Большинство землевладельцев, в том числе губернатор колонии Гоулер, полностью разорились.

Слухи о бедственном положении колонистов Южной Австралии достигли других британских колоний на континенте. Наиболее предприимчивые скотоводы и земледельцы Нового Южного Уэльса и Порт-Филлипа начали проникать в Южную Австралию, надеясь с выгодой использовать ее плодородные земли. К концу 1841 г. на пастбищах Южной Австралии паслось уже 50 тыс. овец. В том же году были обнаружены залежи свинцовой, а в 1843 г. - медной руды. Скотоводство и горнодобывающая промышленность стали основой экономического развития колонии. Росло и ее население; в 1850 г., когда Южная Австралия получила права самоуправления, оно составляло 63 тыс. человек.

В состав Южной Австралии административно входили огромные пространства центральной и северной частей материка. Как уже отмечалось, их освоение было связано с поисками наиболее удобного торгового пути в Индию. В 1817 г. для тщательного исследования северного побережья Австралии был послан лейтенант Ф. Кинг. В своем докладе правительству Кинг сообщал, что северное побережье - идеальное место для строительства морских портов. На основе его доклада британское правительство послало в этот район капитана Г. Бремера, который в 1824 г. основал там первое британское поселение - Порт-Эссингтон.

Но в целом огромные пространства северной части материка оставались неосвоенными. Неоднократные попытки основать там поселения не имели успеха. Они довольно быстро прекращали свое существование. Вместе с ними угасала надежда использовать порты северного побережья для торговли с азиатскими странами.

Лишь в 1863 г., когда Северная Территория административно была подчинена колонии Южная Австралия, к ней ненадолго опять возник интерес. Туда был послан резидент, основавший небольшое поселение, названное Пальмерстоном, в честь тогдашнего британского премьер-министра. Но Южная Австралия ничего не могла сделать для развития гигантского и труднодоступного района. В 1911 г. Северная Территория перешла под непосредственное управление правительства Австралийского Союза. Город Пальмерстон был переименован в Дарвин.

Подобно Южной Австралии, Западная Австралия первоначально возникла как колония свободных поселенцев. В 1826 г. губернатор Нового Южного Уэльса Дарлинг поручил капитану Д. Стерлингу исследовать западное побережье Австралии для создания там британской колонии. Вернувшись в Сидней, капитан сообщил в своем докладе, что наиболее подходящим для организации колонии является район реки Суон. Он указывал на здоровый климат, плодородные почвы, обеспеченность пресной водой, а также на выгодное географическое положение, позволяющее создать там порт, через который можно было бы торговать со странами Востока. Д. Стерлинг подчеркивал, что необходимо действовать быстро ввиду реальной угрозы французской оккупации этого района. Губернатор Дарлинг поддержал предложения Д. Стирлинга и переслал его доклад в Лондон. Однако британское правительство не сочло возможным взять на себя бремя расходов по организации колонии.

В середине 1828 г. Д. Стерлинг, находясь в Лондоне, вновь обратился к правительству и вызвался руководить экспедицией по организации британской колонии на западном побережье Австралии. Поскольку британское правительство мотивировало свой первый отказ тем, что не может взять на себя расходы по устройству этой отдаленной колонии, Д. Стерлинг предложил создать частный синдикат.

На этот раз правительство, напуганное слухами о возможном захвате французами западного побережья Австралии, вняло настойчивому голосу капитана. Однако оно считало, что колония должна быть организована не частными лицами, а государством. Прежде всего необходимо было осуществить официальный захват западной части Австралийского материка, поскольку до этого Великобритания формально, устами Дж. Кука, провозгласила свою власть лишь над восточной его частью. С этой целью в ноябре 1828 г. капитан Фримантл на корабле "Челленджер" отправился к западным берегам Австралии. 2 мая 1829 г., высадившись в устье реки Суон, Фримантл провозгласил британский суверенитет над территорией, в десять раз превышавшей размеры Великобритании. Деловые круги Англии проявляли к новой колонии большой интерес. В ноябре 1828 г. группа деловых людей Лондона, возглавляемая Т. Пилем, предложила британскому правительству доставить в колонию 10 тыс. человек, за что просила передать ей 4 млн. акров земли. Правительство согласилось лишь на 1 млн. акров. Было установлено, что каждый колонист получит право на земельный участок в 40 акров при условии, что он сразу уплатит 3 ф. ст. и в течение первых трех лет пользования землей израсходует на ее обработку еще не менее 3 ф. ст.

Руководителем новой колонии был назначен капитан Стерлинг. В июне 1829 г. первая партия колонистов в количестве 50 человек прибыла к берегам Западной Австралии. Следует сказать, что среди них почти не было людей, которые намеревались бы "в поте лица своего" обрабатывать девственные земли пятого континента. В далекую Австралию их влекла жажда быстрого и легкого обогащения. Компания по колонизации Западной Австралии всячески расхваливала плодородие новых земель. Колонисты, приобретая почти даром земельные участки в районе реки Суон, надеялись, что в самом скором времени они будут получать доходы, не уступающие тем, которые имеют землевладельцы в английских графствах.

Рассчитывая на безоблачную, богатую жизнь, колонисты привезли из Англии рояли, изящные коляски, чистокровных рысаков, дорогих охотничьих собак и т. п. Вскоре были заложены первые два города колонии: Перт и Фримантл. Жестокая действительность очень скоро рассеяла заблуждения англичан. Земля оказалась неплодородной. Из-за острой нехватки продовольствия скот пришлось забить, а мясо раздать колонистам.

Привезенные из Англии овцы не могли приспособиться к местным пастбищам и гибли. К тому же большую и лучшую часть полученной от правительства земли компания очень быстро продала весьма ограниченному кругу колонистов. Так, за 18 месяцев после создания колонии 70 колонистов приобрели право на полмиллиона акров земли в районе Перта. Остальные получали землю все дальше и дальше от берега. Дремучие лесные заросли и отсутствие дорог делали не только их обработку, но и доступ к ним очень затруднительным.

Поскольку колония ничего не производила и не вела торговых операций, денежные средства у нее отсутствовали. Единственной формой вознаграждения была раздача земельных участков. Даже губернатор колонии Стирлинг получал жалованье землей. Ему было дано 100 тыс. акров.

К 1832 г. общая площадь проданных земельных участков составляла миллион акров. Но они не обрабатывались. Колонисты начали покидать негостеприимные берега. Население Западной Австралии с 1830 по 1832 г. уменьшилось с 4 тыс. человек до 1,5 тыс.

Слухи о бедственном положении колонии достигли берегов Англии, и число желающих отправиться в Западную Австралию резко снизилось. В 1832 г. только 14 колонистов прибыли в Перт, в последующие годы положение существенно не изменилось, несмотря на широкую рекламу, организованную в Англии Западноавстралийской ассоциацией, которая была основана в Лондоне в 1835 г. Организатор колонии Т. Пиль разорился. Семья его вернулась в Англию, сам он продолжал жить в колонии в нищете. Священник Уолластон, посетивший его в 1842 г., так описывает жилище Пиля: "Он живет в убогом домишке из камня, с крышей из камыша. Все вокруг него свидетельствует о том, что он сломленный человек" [79, с. 199].

Западноавстралийская компания, созданная в Лондоне в конце 30-х - начале 40-х годов, попыталась активизировать колонизацию Западной Австралии. В 100 милях к югу от Перта предполагалось заложить город - центр колонии - и вокруг него селить колонистов, продавая им участки в 100 акров по цене 1 ф. ст. за акр. Первая партия колонистов (414 человек) прибыла в намеченный район в марте 1841 г., в 1842 г. их число увеличилось до 673 [100, с. 16]. Но сагитированные компанией люди вскоре, разочаровавшись в своей новой родине, начали разбегаться. Например, в 1845 г. из колонии уехало на 129 человек больше, чем приехал [100, с. 16].

В 1848 г. в Западной Австралии была проведена первая официальная перепись, согласно которой численность населения колонии спустя 20 лет после ее создания составляла всего 4622 человека [100, с. 17].

Идея организации свободных поселенцев явно провалилась. Тогда власти колонии в 1849 г. обратились к британскому правительству с просьбой прислать заключенных, используя которых они надеялись развернуть наконец действительное освоение колонии. Просьба эта встретила поддержку, и транспортировка заключенных в Западную Австралию началась. В течение 18 лет туда было доставлено 10 тыс. ссыльных. Лишь в 1868 г., из-за решительного протеста соседних колоний, указавших на то, что Западная Австралия стала "трубопроводом, через который моральные нечистоты Великобритании выливаются в австралийские колонии" [106, с. 7], высылка заключенных в Западную Австралию была прекращена.

Политическое и экономическое развитие Западной Австралии шло медленнее, чем других колоний на этом континенте. В 1849 г. в Западной Австралии было 134 тыс. овец и 12 тыс. голов крупного рогатого скота. Обрабатывалось 7,2 тыс. акров земли, половина которой засевалась пшеницей [100, с. 20-21]. Права самоуправления Западная Австралия получила лишь в 1890 г.

Если все колонии, о которых речь шла выше, возникли с благословения британского правительства, то Виктория появилась вопреки намерениям правительства, но, как это часто случается с "незаконными" детьми, проявила большую жизнеспособность и вскоре сделалась одной из богатейших британских колоний в Австралии.

Как уже отмечалось, в 1809 г. к южному побережью Австралии отправился капитан Коллинз, для того чтобы организовать там британское поселение, но, не обнаружив достаточного количества пресной воды, он высадил своих спутников на берегу Земли Ван Димена.

Власти Нового Южного Уэльса еще неохотно шли на какое-либо расширение территории колонии. В 1829 г. губернатор Дарлинг разбил колонию на 19 округов, границы которых расширять строго запрещалось. Вся территория колонии простиралась на 300 миль в длину и 150 миль в ширину.

Но когда майор Митчелл в 1836 г., исследуя бассейн реки Муррей, вышел к южному побережью Австралии, он увидел там поселения британских колонистов. Они, действуя на свой страх и риск, пришли сюда с Земли Ван Димена.

Первой в декабре 1834 г. прибыла в район Порт-Филлипа семья Э. Генри, в конце мая 1835 г. - маленькая группа колонистов (всего 14 человек) во главе с Д. Бетманом. Они имели своего юриста, который оформил договор с местными жителями на "покупку" земли. Этот акт можно было бы назвать комическим, если бы он не носил столь издевательского в отношении аборигенов характера. За несколько одеял, ножей, кос и небольшое количество муки группа "приобрела" права на 600 тыс. акров плодородной земли. "Договор" был составлен на английском языке, и аборигены, ставя под ним свои знаки, понятия не имели о его содержании.

Конечно, англичане могли бы не утруждать себя и этим. Документ о купле-продаже земли был создан ими для того, чтобы доказать властям Нового Южного Уэльса "законность" приобретения и избежать уплаты денег британскому правительству.

Но ни губернатор Нового Южного Уэльса, ни британское правительство, узнав через некоторое время об образовании поселения в районе Порт-Филлипа, не признали действительным договор, подписанный Д. Бетманом с местными жителями. Они исходили из того, что после открытия Дж. Кука все австралийские земли являются собственностью британской короны, а не аборигенов.

Однако колонистов не смутил гнев начальства. Они создали собственную администрацию, суд в составе трех человек, установили законы, согласно которым никто не имел права продавать участок в течение по крайней мере пяти лет. Допуск в колонию заключенных запрещался. Не разрешался ввоз спиртных напитков. Для уничтожения диких собак динго, мешавших развитию скотоводства, администрация колонии выплачивала 5 шилл. за каждую убитую собаку.

Через несколько недель после того, как Д. Бетман и его спутники высадились в Порт-Филлипе, туда прибыла с Земли Ван Димена еще одна группа колонистов во главе с Д. Фоукнером. В июне 1836 г. в районе Порт-Филлипа жило уже 177 человек, владевших 26,5 тыс. овец, коров и 60 лошадьми.

Но главный поток колонистов двигался не с юга, а с севера. После открытия Митчеллом в 1836 г. "Счастливой Австралии" туда устремились многочисленные колонисты из Сиднея.

Колония в Порт-Филлипе укреплялась, и губернатору Нового Южного Уэльса Берку не оставалось ничего другого, как официально признать ее существование. В сентябре 1836 г. в Порт-Филлип был направлен представитель губернатора капитан В. Лоунсдейль с четырьмя чиновниками и четырнадцатью солдатами. А в марте 1837 г. Берк посетил новую колонию и дал ее столице Порт-Филлипу новое название - Мельбурн, в честь тогдашнего английского премьер-министра. Тогда же он основал поселение, которое назвал Вильямстаун, в честь британского короля Вильяма IV.

В 1839 г. колония была включена в состав Нового Южного Уэльса. Колонисты Порт-Филлипа протестовали и требовали отделения на том основании, что Новый Южный Уэльс является колонией заключенных, а Порт-Филлип - колонией свободных поселенцев. Англия, говорил в Лондоне один из представителей колонистов Порт-Филлипа, должна быть заинтересована в обладании "свободной колонией, основанной на принципах мира и цивилизации, филантропии, морали и умеренности" [79, с. 188-189].

Британское правительство в то время отказало колонистам в их просьбе. Отделение Порт-Филлипа от Нового Южного Уэльса произошло лишь в 1850 г. При этом колония получила название Виктория, в честь царствующей тогда британской королевы Виктории. В тот период колонию населяло уже 77 тыс. человек. На ее пастбищах паслось свыше 5 млн. овец [79, с. 189].

Несмотря на то что именно с территории современного Квинсленда Дж. Кук в 1770 г. провозгласил Австралию собственностью британской короны, район этот долгое время не имел ни одного английского поселения. Лишь в 1821 г. была создана небольшая ссыльная колония в Порт-Маккуори.

В 1823 г. губернатор Нового Южного Уэльса Т. Брисбен решил создать севернее этого района еще одно ссыльное поселение. С этой целью он послал туда водным путем Д. Оксли. Плывя вдоль северо-восточного берега материка на корабле "Мермейд", Оксли достиг района Порт-Кёртис. Место ему не понравилось, он вернулся к заливу Мортон и неожиданно встретил там на берегу двух англичан - Финнигена и Памфлета. Они вышли в море из Сиднея на небольшой лодке, не имея компаса. Налетевший шторм понес лодку в океан. Когда же англичане причалили к берегу, то решили, что находятся южнее Сиднея, и направились вдоль берега на север. На самом же деле они двигались в противоположную сторону, так как после бури подошли к берегу, расположенному севернее Сиднея. Люди погибли бы, если бы не помощь аборигенов. Кочуя вместе с ними, англичане хорошо изучили местность. Они рассказали, что недалеко находится река, впадающая в океан, берега которой удобны для организации колонии. Двигаясь в указанном направлении, экспедиция действительно обнаружила реку, которую Оксли назвал Брисбен, в честь губернатора, организовавшего экспедицию. По возвращении в Сидней Оксли рекомендовал создать новую колонию на берегах этой реки. Брисбен сам посетил Мортон и одобрил выбор Оксли.

В сентябре 1824 г. сюда прибыла первая партия из 30 ссыльных. В инструкции, которую губернатор дал коменданту колонии лейтенанту Миллеру, говорилось, что "ссыльные в первую очередь должны расчистить территорию для поселения, а когда это будет сделано, подготовить его для свободных поселенцев" [106, с. 85]. Поселение было построено на том месте, где сейчас стоит столица Квинсленда - Брисбен.

Колония еще долго оставалась лишь местом ссылки, несмотря на то что в 1827 г. А. Каннингхем обнаружил весьма удобные для скотоводства земли в Дарлинг-Даунсе. В 1830 г. в колонии находились 1 тыс. заключенных и 100 охранявших их солдат. В 30-х годах Брисбен не производил впечатления города [79, с. 192]. Лишь в 1840 г. П. Лесли привел первое стадо в район Дарлинг-Даунс. К 1851 г. в городке насчитывалось 2 тыс. жителей. Осваивались и другие земли, находящиеся к западу и северу от этого района.

Акт 1850 г. предусматривал отделение от Нового Южного Уэльса не только Виктории, но и всей территории севернее 30° южной широты для создания там самоуправляющейся колонии. Однако это произошло лишь через девять лет. Актом 1859 г. северная часть Нового Южного Уэльса провозглашалась отдельной колонией и получала название Квинсленд. К этому времени британское население колонии составляло 28 тыс. человек.

  • Просмотров: 74

twitter 256

   

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Copyright © 2013-2017 Aussie Tales - Австралийские Истории (Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)