• Главная
  • История
  • Второй Буллекур, 3–17 мая 1917 г. «Самое большое достижение австралийского солдата во Франции»

Второй Буллекур, 3–17 мая 1917 г. «Самое большое достижение австралийского солдата во Франции»

Great-Battles-in-Australian-History_Page_153.jpg

Продолжаем публикацию "Великих битв австралийцев" - Второй Буллекур (Bullecourt), 3–17 мая 1917 г. «Самое большое достижение австралийского солдата во Франции»

Второй Буллекур, 3–17 мая 1917 г.

«Самое большое достижение австралийского солдата во Франции»

С момента прибытия во Францию ни одна из австралийских дивизий еще никогда не участвовала в крупных операциях, в которых конечная цель была действительно достижима с помощью средств, использованных для ее достижения. Достигнутые ими успехи были достигнуты войсками, упорствовавшими, благодаря явному качеству своего характера, перед лицом ошибок. Второй Буллекур был самым блестящим из этих достижений.

C.E.W. Бин, Официальная история Австралии во время войны 1914–1918 гг.

Лейтенант Руперт «Мик» Мун (Rupert ‘Mick’ Moon) из 58-го батальона, возглавлявший небольшую группу в атаке на бетонную пулеметную позицию между двумя немецкими окопами, продвинулся лишь на небольшое расстояние, прежде чем получил ранение в лицо и упал на землю. Его соединение дрогнуло. Поднявшись, он крикнул своим солдатам: «Давайте, ребята, не огорчайте меня!»

Мун, двадцатичетырехлетний служащий банка, был ростом менее 168 сантиметров и худощавого телосложения. Некоторые источники говорят, что его бригадир Гарольд «Помпей» Эллиот сомневался в том, что из него получится хороший офицер. Эллиотту казалось, что он слишком робок, чтобы быть хорошим лидером в этой области. Мун докажет, что он неправ.

Great Battles in Australian History Page 150

Двадцатичетырехлетний служащий банка лейтенант Руперт «Мик» Мун получил свой Крест Виктории во второй битве при Буллекурте, когда, несмотря на три разных ранения, смог захватить четыре пулемета и 186 немецких военнопленных. Он был вынужден уйти в отставку после ранения в лицо.

Организовав своих людей и возобновив штурм пулеметного гнезда, Мун увидел, как несколько немцев покинули свои позиции. Преследуя их с винтовкой Льюиса, он разрядил её в убегающего врага.

Получив ранение в плечо, он все равно не остановился. Увидев массу немцев, бросающихся в блиндажи, где они могли перегруппироваться, Мун быстро приказал своим содатам направить огонь по входам, надеясь, что такая тактика остановит их отступление и заставит их сдаться. Это сработало. Количество немецких пленных у Муна было одним из лучших для всех лейтенантов войны - двое офицеров и 184 солдата оказались за австралийской линией.

Получив еще одно ранение, Мун пошутил со своими солдатами по поводу того факта, что, хотя он был ранен три раза, ни один из них не был «гнилостным» (‘Blighty’) - рана, достаточно серьезная, чтобы отправить солдата обратно в Англию для выздоровления.

Внезапно раздался выстрел, и Мун остановился на полуслове. Он упал, лицом вниз. Это была роковая пуля: его челюсть и двенадцать зубов были разбиты, но только когда он убедился, что позиция будет сохранена, он покинул поле битвы, кровь текла по его лицу.

Перед тем, как его увезли в тыл в тот день, Мун захватил не менее четырех пулеметов и 186 человек. Награжден Крестом Виктории, его наградной лист гласит: «Его храбрость была великолепна и в значительной степени способствовала победе в битве с превосходящими силами, защите фланга атаки на Буллекур и захвату 184 [sic] пленных и 4 пулеметов».

Бой

Это было 3 мая 1917 года. Прошло три недели с момента первой кровавой и неуспешной попытки союзников захватить небольшой городок Буллекур к востоку от линии Гинденбурга. Для этой второй попытки, наряду с другими силами, британское командование использовало свою собственную 62-ю британскую дивизию при поддержке 1-й, 2-й и 5-й дивизий Австралии с рядом своих бригад, включая 5-ю и 6-ю. Британцы атаковали деревню с запада, австралийцы - с востока.

Франция не так давно пережила одну из самых холодных зим в истории. С наступлением более теплой весенней погоды, снег, с которым  австралийские солдаты столкнулись впервые при первом штурме, растаял. Теперь, когда они смотрели на немецкие окопы в предрассветной темноте, они виднелись за нейтральной полосой с голой, влажной землёй и с островками травы. Они ждали артиллерийской подготовки, которая откроет дорогу их второй попытке занять немецкие позиции, и многие молились, чтобы на этот раз все было по-другому. Они уже потеряли так много своих товарищей.

В отличие от первой попытки прорыва, командиры Анзака категорически отвергли предложение командующего 5-й британской армией генерала сэра Хьюберта Гофа снова использовать ненадежные танки для прикрытия и поддержки продвижения по нейтральной полосе. Они также настаивали на сильном артиллерийском обстреле, чтобы ослабить сопротивление немцев, - что не было сделано в прошлый раз. Грохот британского обстрела должен был поднять настроение солдат на их исходных позициях. По крайней мере, они, должно быть, чувствовали себя увереннее, чем те злополучные товарищи, которые пошли в бой за несколько недель до этого без поддержки артиллерии и только с четырьмя танками. Действительно, когда рядовой Билли Уильямс из 2-го дивизиона слышал обстрел, то задавался вопросом: «как только блоха могла пройти сквозь него невредимой».

Австралийцы поднялись в атаку из своих окопов ровно в 3.45 утра. Немецкие пулеметы немедленно обрушилиливень огня из Куэана - деревни на правом фланге австралийцев, которая в значительной степени избежала артиллерийского обстрела - и самого Буллекорта на другом. Капитан Вивиан Смайт из 24-го батальона, родом из Когара, в Сиднее, лучше всех описал ранние этапы битвы.

За пять минут до атаки по линии солдат передали, чтобы приготовиться. Но не дошла команда ещё до последнего солдата, когда пушки внезапно ожили и небо позади нас внезапно вспыхнуло мерцающей вспышкой света. Через несколько секунд поток снарядов пронесся над головой и взорвался, как сверкающие драгоценные камни, впереди. Мы поднялись и медленно двинулись вперед, на ходу одевая штыки. Мы догнали заградительный огонь у проволоки, но через несколько секунд он сместился дальше и теперь сосредоточился на знаменитой линии Гинденбурга в ста ярдах впереди.

До того, как медленно приближающиеся волны атакующих были замечены защитниками, непрерывный треск пулеметных очередей хлестнул и разорвал воздух вокруг нас. Но это не остановило передовой отряд. Спокойно и хладнокровно солдаты пробирались через разорванную колючую проволоку и совершенно не обращали внимания на неистовые пулеметы. Миновав колючую проволоку, мы должны были залечь и ждать, пока не прекратится наш заградительный огонь, но так как противник был так близко впереди, все думали только о том, как добраться до него, поэтому несмотря на наш собственный артиллерийский огонь, наши солдаты вступили в бой. Как только траншея была расчищена, мы двинулись на оба фланга, чтобы соединиться с солдатами, атакующими с обеих сторон чтобы помочь им.

Тем временем прошли другие волны атакующих, и вскоре сигнал успешного захвата пришёл со второй линии. После медленно приближающегося обстрела последняя волна атакующих нашего батальона уверенно продвигалась вперед и в назначенное время сигнализировала о достижении поставленной цели.

В очередной раз австралийцы преодолели плотную колючую проволоку, глубокие траншеи и огонь крупнокалиберных пулеметов и артиллерии, чтобы прорваться к грозной линию Гинденбурга. Теперь оставалось только удержать завоеванные позиции и соединиться с британскими солдатами, атакующими на их левом фланге.

Битва вскоре переросла в осаду: австралийцы отчаянно пытались удержаться, а немцы отчаянно пытались подавить их артиллерией. Капитан Стэнли Сэвич из 24-го батальона писал:

Солдаты дрались до тех пор, пока не падали мёртвыми. Некоторые тяжело раненые занимали позиции и продолжили бой. Вскоре мы расширили свои позиции, и успех основывался на знании того, что небольшие изолированные группы, многие из которых не имели офицеров, будут сражаться дальше. Можно только вспомнить по размытому бою, когда голова кружилась, как храбрые парни стреляли из винтовок, пока стволы не становились горячими, и бросали бомбы, пока их руки не затекли. . . в тот день каждый солдат был героем.

На следующий день 1-й дивизион Австралии сменил бойцов 2-го. Свежие войска окопались и в течение следующих двух недель удерживали окопы, взятые в первый день, несмотря на решительные контратаки немцев. Именно в этот период Руперт Мун и его люди захватили 186 немцев и четыре пулемета, получив за это Крест Виктории. Мун, однако, был не единственным австралийцем, получившим награду Крест Виктории за свои действия во время Второго Буллекура.

6 мая, за шесть дней до атаки Муна, двадцатитрехлетний капрал Джордж Хауэлл из 1-го батальона заметил, что противник пытается обойти его батальон с фланга. Без приказа Хауэлл прыгнул на брусвер и, несмотря на сильную бомбовую атаку (гранатами), ружейный и пулеметный огонь, начал бросать в немцев,свои бомбы (ручные гранаты). Когда он израсходовал все свои гранаты, Хауэлл продолжил движение по брустверу, атакуя врага штыком, пока сам не упал, раненый, в траншею.

Весь батальон наблюдал за атакой Хауэлла, и вскоре его товарищи пришли ему на помощь, вытеснив немцев из окопа. Это позволило австралийцам перейти в контратаку и оттеснить противника. Согласно наградному листу, «помимо большой тактической ценности, его пример оказал большое влияние, воодушевив других солдат, и, несомненно, во многом способствовал немедленному оттеснению врага». Его героизм привел к тому, что Хауэлл на несколько месяцев попал в больницу с как минимум двадцатью восемью ранениями.

Great Battles in Australian History Page 153

Покинув окопы для атаки незадолго до рассвета, австралийские солдаты так хорошо сражались во второй битве при Буллекурте, что им удалось прорваться и закрепиться на «неприступной» линии Гинденбурга, которую они затем удерживали со своими британскими товарищами.

После того, как британские и австралийские солдаты пробились через руины Буллекура, чтобы объединиться и создать единый фронт, немцам стало ясно, что они не смогут вернуть утраченные траншеи. 17 мая они взорвали свои блиндажи, засыпали окопы и покинули Буллекур.

Историческая справка

Неспособность взять Буллекур в первый раз в апреле без артиллерийской подготовки и поддержки танков привело к огромным потерям, но это не удержало командующего Пятой британской армией генерал-лейтенанта сэра Хьюберта Гофа и не изменило его способ мышления. Предположительно полагая, что внезапность не играет большой роли в современной войне против глубоких траншей, пулеметных гнезд и бесконечной колючей проволоки, Гоф решил снова развернуть 62-ю британскую дивизию вместе с австралийцами против Буллекорта и линии Гинденбурга.

В стратегическом плане Второй Буллекур был, конечно, частью более обширного плана, в котором британские и другие силы союзников пытались оттеснить немцев на восток вдоль долины реки Сомма. Австралийцы использовались для помощи французским и британским войскам, поскольку французы начали крупное наступление к югу от Буллекура, а британцы все еще пытались захватить Аррас на севере.

Это второе сражение было первоначально отложено из-за контратаки немцев в Лагинкур, деревне на окраине Буллекура, в тот же день. К счастью, задержка дала союзникам больше времени для планирования битвы, чего не произошло в первый раз. Для тренировки была создана реплика поля боя. Обозначенные линиями ленты, обозначающими места траншей, они использовались, чтобы дать солдатам лучше чувствовать территорию, по которой они будут атаковать. Солдаты с флагами отмечали крайнюю линию британского обстрела. Бригады отрабатывали штурм в течение нескольких дней, завершившийся генеральной репетицией.

Однако проблема со всем этим планированием заключалась в том, что опытная немецкая разведка не дремала. Как рассказал официальный военный корреспондент Австралии Чарльз Бин:

2 мая немецкий самолет был сбит огнем с земли и приземлился на передовой. Сбежавшие со всех сторон австралийцы окружили самолет и обнаружили, что оба немецких летчика живы, хотя один был серьезно ранен. Другой сразу спросил: «Когда вы собираетесь атаковать?». Ему ответил капитан 20-го батальона Макдональд: « Мы и не думаем о нападении!" Но немец настаивал: "Мы знаем, что вы собираетесь. Когда?"

Несмотря на эту немецкую разведку, благодаря лучшему планированию, артиллерийскому обстрелу и отказу полагаться на «новомодные» танки австралийцам удалось - сражаясь вместе со своими союзниками - вырвать у врага опорный пункт. Теперь, после нескольких недель ожесточенных и упорных боев, они во второй раз прорвались и, что наиболее важно, удержали линию Гинденбурга. Это была ступенька, душераздирающая и долгожданная победа в продолжающейся серии битв за контроль над долиной Соммы.

Это была великая битва, потому что австралийцы своей волей и настойчивостью сыграли важную роль в прорыве и удержании сильно укрепленной линии Гинденбурга. Несмотря на то, что на этот раз они пользовались сильной поддержкой британской артиллерии, они все же заняли последнюю и самую сильную линию обороны немецкой армии, несмотря на тяжелые препятствия, в ходе великих боев. По словам Бина:

Настойчивость Гофа в том, чтобы снова попытаться добраться до Рьенкура и Хендекура, и после того, как он снова бросил свой фланг в проход между Куаном и Буллекуром, нагружала вторую операцию двумя трудностями из первой, но одним только духом 6-я австралийская бригада преуспела и держался.

Даже немецкое командование прокомментировало решимость австралийцев по сравнению с их британскими хозяевами. В своей дневниковой записи от 5 мая 1917 года наследный принц Баварии Рупрехт писал, что «согласно единодушным описаниям с фронта, английские войска показали себя гораздо менее стойкими для сражения, чем прежде, за исключением канадцев и австралийцев, которых обе стороны хвалят за храбрость и мастерство».

Однако это также была великая битва с большими потерями. Потери союзников составили более 14000 человек, в том числе 7482 австралийца и около 6800 британцев. В ходе обоих сражений при Буллекурте австралийцы потеряли более 10 000 человек.

Это была великая битва из-за той роли, которую она сыграла в изматывании немецкой армии. 27-я немецкая дивизия потеряла 2276 человек, 3-я гвардейская дивизия - 1146, а дивизия Лера - почти 2000. Главнокомандующий силами Британской империи фельдмаршал сэр Дуглас Хейг писал 12 мая 1917 года: «Захват линии Гинденбурга к востоку от Буллекура и то, как оно было проведено. . . будет занимать высокое место среди великих подвигов войны и очень заметно помогла в изматывании врага"

Стратегия обороны Германии основывалась на их уверенности в неприступности линии Гинденбурга. Австралийские и британские войска серьезно подорвали это доверие, когда они захватили и закрепились на ней.

Постскриптум

Несмотря на всю кровь, пролитую при Буллекуре в апреле и мае 1917 года, взятие этой французской деревни и участка линии Гинденбурга мало повлияло на исход войны. Ни французское, ни британское наступление, которое была призвана поддержать кампания Буллекура, не оказались решающими. Фактически, когда австралийцы умирали при Буллекурте, Хейг уже планировал свое следующее крупное наступление в сотнях километров от Ипра.

Хотя территория, выигранная у Буллекура, была встроена в линию фронта союзников, до конца года там больше ничего не произошло. Австралийцы были выведены с линии в мае 1917 года и двинулись на север, в Бельгию. Следующим моментом, когда Буллекур увидел какие-либо реальные действия, был 1918 год, когда немецкая армия, приступившая к весеннему наступлению, быстро продвинулась через Францию ​​и с относительной легкостью отбила деревню - к большому разочарованию всех тех солдат, которые так сражались. трудно такой дорогой ценой захватить его.

Однако в битвах за Буллекур произошел сдвиг в том, как использовались австралийские солдаты и руководили ими до конца войны. В Буллекуре большое количество солдат было убито в результате поспешных, плохо спланированных и чрезмерно амбициозных действий.

Впечатленный прорывом австралийцами линии Гинденберга в первом сражении и захватом деревни во втором, Бин назвал Буллекур «величайшим достижением австралийского солдата во Франции», также отметив, что «к счастью, это было именно то, что нужно». последнее такое достижение ». Австралийцы снова сражались в ужасных условиях в 1917 и 1918 годах, «но никогда больше не казалось, что главные трудности были связаны с ошибками британского командования. Когда в следующий раз австралийские пехотные дивизии вступили в бой, они обнаружили, что их действиями руководит высшее руководство совершенно иного порядка ». Буллекур завершил кровавую главу в истории австралийского корпуса. Прошли те времена, когда цели были неважными, а планирование - неадекватным; прошли времена бесполезной гибели австралийцев в таких местах, как Фромель и Позьер.

Сегодня в этой маленькой французской деревушке вспоминают битвы за Буллекур, и там есть статуя в натуральную величину австралийского диггера, ежегодная служба в День Анзака и отель с австралийским названием.

Статистика боя

Победители: 62-я британская дивизия и 1-я, 2-я и 5-я австралийские дивизии, включая выбранные ими бригады, а именно 5-ю и 6-ю.

Проигравшие: немецкие войска, особенно 27-я, 3-я гвардейская и лерская дивизии.

Потери: 7482 австралийца, а также тяжелые потери, понесенные как британскими, так и вражескими немецкими войсками.

Результат: австралийцы сыграли важную роль в захвате наиболее сильно укрепленной линии обороны Германии, но захват Буллекура мало повлиял на исход войны, поскольку деревня была снова взята немцами в марте 1918 года.

В начало

Предыдущая Глава: Первый Буллекур, 11 апреля 1917 г. Преданные британскими танками

Следующая Глава:

 

 

 

 

 

 

  • Просмотров: 108

twitter 256

   

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Copyright © 2013-2017 Aussie Tales - Австралийские Истории (Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.)