Глава III Внешнеэкономические Связи Австралии

foreign-affairs-and-trade.gif

Предлагаем Вашему вниманию третью главу из сборника "Австралия и Канада"

Поскольку книга была издана в 1984 году, то некоторые данные могут быть устаревшими. - прим. AussieTeller

ГЛАВА III

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ АВСТРАЛИИ

Характер и структура внешнеэкономических связей страны обладают яркой спецификой, которая является результатом особенностей исторического развития страны как заморского продолжения британского империализма, сочетания слабой заселенности, огромных ресурсов пятого континента и его географической удаленности от основных промышленных центров капитализма.

В мировой капиталистической системе Австралия выделяется прежде всего тем, что, будучи высокоразвитой индустриально-аграрной страной, в международном разделении труда она участвует главным образом как экспортер сельскохозяйственной продукции, минерального сырья и топлива. Для ее экономики особое значение имеет приток внешних ресурсов — рабочей силы, капитала, технологии. В международном движении капиталов Австралия выступает в основном как объект экспансии транснациональных корпораций империалистических держав, в то время как ее экспорт капитала невелик даже по сравнению с целым рядом малых западноевропейских государств. Рост мощи национального капитала проявляется в первую очередь в резкой активизации его участия в эксплуатации природных ресурсов собственной страны. Кроме того, австралийские монополии активно внедряются в экономику небольших государств Океании, которые являются предметом их повышенного внимания.

В последние 20 лет значительные изменения произошли в географии внешнеэкономических связей Австралии. В первую очередь следует отметить резкое сокращение в них роли Великобритании и значительный рост удельного веса США и Японии. Это привело к тому, что Австралия вышла из зоны преимущественного влияния ее бывшей метрополии. Торгово-экономические связи страны с развитыми капиталистическими государствами к началу 80-х годов оказались в целом сбалансированно распределены между тремя центрами империализма, что обеспечило ей большую, чем прежде, свободу маневра в проведении самостоятельной внешнеэкономической политики. Правящие круги Австралии, опираясь на рост экономической мощи и важность энергосырьевого потенциала страны, стремятся повысить ее роль в качестве средней империалистической державы в мировом капиталистическом хозяйстве, активизировать ее участие в выработке общей стратегии капиталистических государств в сфере внешнеэкономических связей. Особое внимание при этом Австралия уделяет азиатско-тихоокеанскому региону.

70-е годы продемонстрировали возросшую чувствительность экономики Австралии к состоянию мировой хозяйственной конъюнктуры, к изменениям в международной миграции капитала и т. п. Это потребовало повышения внимания государства к регулированию внешнеэкономических связей, особенно с учетом того, что идущий ныне процесс структурной перестройки экономики усиливает ее вовлеченность в международное разделение труда.

1. Особенности внешней торговли

Внешняя торговля является для Австралии важнейшей формой внешнеэкономических связей. Однако на рубеже 70 —80-х годов по доле экспорта в ВВП (13—16 %) среди наиболее развитых капиталистических стран Австралия опережала лишь США (7 — 8,5 %) и Японию (10— 13,5 %) — государства с огромным внутренним рынком. Особенно существенно превосходят ее по этому показателю страны, сопоставимые с Австралией по масштабам экономики,— Голландия, Бельгия, Швейцария, Швеция, а также ряд других малых государств (доля экспорта в ВВП у них колеблется в пределах 25 — 50 %). По доле импорта в ВВП Австралия также опережает лишь США и Японию 1.

В основе такого положения лежат особенности развития экономики Австралии в послевоенный период — сдвиги в ее отраслевой структуре (резкое падение доли сельского хозяйства), и в первую очередь импортозамещающий характер роста обрабатывающей промышленности. Эти особенности определяют степень ориентации отдельных отраслей и соответственно экономики в целом на внешний рынок. Так, если в сельском хозяйстве и горнодобывающей промышленности на экспорт идет 70 — 80 % всей продукции, то в обрабатывающей промышленности — всего 12 — 17 % 2. Поэтому отрасли, удельный вес которых в ВВП значительно ниже, чем у обрабатывающей промышленности, оказывают гораздо большее влияние на товарную структуру экспорта. В нем весьма высока доля необработайной сельскохозяйственной продукции, сырья и топлива (колеблется в пределах 43—53 % в последние годы). Этот показатель стабильно выше лишь у Исландии, а в самое последнее время и у Норвегии (в связи с ростом экспорта нефти). Среди других стран он варьируется от 1 % у Японии до 28 % у Канады, в вывозе которой, так же как и у Австралии, важное место занимает продукция сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности 3.

Корни нынешней специфики участия Австралии в международном разделении труда уходят в историческое прошлое страны, когда ее внешнеэкономические связи были сориентированы на Великобританию, в том числе в области торговли — на снабжение метрополии сырьем и продовольствием и закупку там промышленных товаров. В предвоенные годы и вплоть до конца 50-х годов на долю продукции сельскохозяйственного происхождения в экспорте Австралии приходилось 80 % и более, а в импорте примерно такой же удельный вес занимала промышленная продукция. Ярко выраженная контрастность товарных структур экспорта и импорта сохраняется и в настоящее время, хотя внутри каждой из них, особенно в экспорте, произошли за последние четверть века большие изменения.

Так, доля продукции сельскохозяйственного происхождения в экспорте сократилась до 40—45 %, продукции горнодобывающей промышленности увеличилась с 6 —7 % до 25—30 % и обрабатывающей промышленности — с 10— 13 % до 20—25 %. Значительное снижение роли сельскохозяйственной продукции в экспорте произошло за счет падения доли шерсти (в табл. 12 включена в сырье промышленного назначения) — традиционно важнейшей статьи вывоза страны — с 50—60 % до 6—10 %. В то же время удельный вес в нем продовольствия остается в долгосрочном плане стабильным, что обеспечено в основном расширением вывоза пшеницы, мяса, сахара. Все перечисленные товары составляют ядро сельскохозяйственного экспорта Австралии. Кроме них вывозится ячмень, фрукты, шкуры и кожи, молочные продукты и т. д.

Быстрый рост в экспорте страны удельного веса минерального сырья сопровождался существенным расширением его номенклатуры. Австралия в настоящее время вывозит руды черных, большинства цветных и редких металлов. Среди них по своему значению резко выделяется железная руда, на которую приходится свыше 40 % общей стоимости экспорта данного вида продукции. Около 30 % падает на руды и концентраты цветных металлов (свинец, цинк,

page-69

медь, никель, олово и др.). Примерно 80 — 85% стоимости вывоза минерального топлива дает уголь, остальное — в основном нефтепродукты. В тесной связи с увеличением экспорта минерального сырья находится и рост вывоза продукции его первичной переработки, т. е. черных и цветных металлов, а также глинозема. Их совокупная доля в общем объеме экспорта готовых изделий и полуфабрикатов составляет в последние годы от 55 до 70%.

В послевоенные годы заметно расширился вывоз продукции различных отраслей машиностроения (электрооборудование, сельскохозяйственные машины, легковые автомобили, небольшие самолеты, сложное научное оборудование и приборы и т. д.). Однако в целом удельный вес машин и оборудования в экспорте остается низким. Так, например, общая стоимость вывозимых на внешний рынок машин и оборудования в конце 70-х годов в среднем не превышала стоимости экспорта только одного вида промежуточной продукции — глинозема.

Несмотря на изменения в структуре экспорта, концентрация вывоза на нескольких массовых видах необработанной продукции и полуфабрикатов остается высокой. В первой половине 50-х годов на шерсть, пшеницу и мясо приходилось 60—70 % стоимости экспорта, а в середине 60-х годов — все еще более 50 %. Примерно столько же приходилось в 1979/80 г. на семь основных товаров: пшеницу (11,5%), уголь (8,9%), мясо (8,7%), шерсть (6,9 %), железную руду и концентраты (5,7 %), глинозем (5,1 %), сахар (3,5 %) 4. Роль Австралии в снабжении мирового рынка этими и целым рядом других товаров весьма велика. Страна занимает первое место в капиталистическом мире по экспорту шерсти, второе — мяса и кожсырья, второе-третье — ячменя, третье — пшеницы и сахара; первое место по экспорту железной руды и второе — руд других основных металлов в целом, второе место — угля и ураносодержащего сырья, первое — бокситов и глинозема, свинца, руд редких металлов (рутил, монацит, циркон) и третье — цинка и т. д. 5

Изменения в товарной структуре импорта не столь значительны, как в экспорте. Однако и в пей наблюдаются существенные сдвиги. Удельный вес в импорте продовольствия и сырья традиционно невелик, к тому же за послевоенный период он заметно сократился. По большинству видов этой продукции Австралия полностью обеспечивает себя за счет внутреннего производства. Возросла также степень самообеспеченности страны нефтью и нефтепродуктами, что отразилось в существенном падении доли минерального топлива в ее импорте к началу 70-х годов. Но последовавшее затем повышение цен на нефть вновь увеличило расходы Австралии по этой статье. Тем не менее ее доля в импорте страны остается одной из самых низких среди развитых капиталистических государств.

Преимущественное развитие в обрабатывающей промышленности отраслей первичной переработки выразилось не только в увеличении экспорта их продукции, но и в существенном снижении в импорте доли промежуточной продукции, в основном материалов (см. табл. 12), хотя они и остаются одной из важнейших его статей. Австралия импортирует в крупных размерах текстильную пряжу и ткани, бумагу и картон, стройматериалы (неметаллические), изделия из натурального каучука, черные металлы и ряд других товаров. За счет импорта покрывается свыше половины потребностей страны в химической продукции.

Общий сдвиг в товарной структуре импорта в сторону технически более сложной продукции выразился в превращении машин и оборудования в его важнейшую статью. По доле этой продукции в импорте Австралия находится на одном из первых мест среди развитых капиталистических стран. По оценке автора, на ввозимые машины и оборудование приходится от 45 до 55 %, а в отдельные годы и более их внутреннего потребления. Дефицит торговли страны по этой статье чрезвычайно велик. Так, импорт инвестиционных товаров в 7—8 раз превышает их экспорт, а по транспортному оборудованию — в 6 — 8 раз. Номенклатура импорта чрезвычайно широка — от горно-шахтного, подъемно-транспортного, металлургического оборудования, сельскохозяйственных машин до средств автоматизации, вычислительной техники, телекоммуникационного оборудования и т. д. Большой упор делается на импорт наиболее передовой, высокопроизводительной техники. Крупной статьей, удельный вес которой в импорте в послевоенные годы существенно возрос, являются также промышленные товары потребительского назначения. Австралия импортирует их в 9 — 10 раз больше, чем экспортирует6.

Высокая степень концентрации импорта на снабжении страны продукцией конечного спроса выражается также в том, что по целому ряду промышленных товаров производственного и потребительского назначения Австралия входит в число восьми — десяти, а иногда и пяти ведущих покупателей среди капиталистических государств 7. В связи с этим удельный вес Австралии в импорте продукции обрабатывающей промышленности выше, заметнее, чем ее место в общем импорте капиталистических стран. Таким образом, Австралия — не только один из ведущих экспортеров продовольствия, сырья и топлива, но и важный рынок сбыта готовой промышленной продукции.

Перестройка товарной структуры внешней торговли сопровождалась значительными изменениями в ее географическом распределении (см. табл. 13). В качестве крупнейшего торгового партнера Австралии выдвинулась Япония. Именно быстрый рост спроса со стороны Японии в 60-х годах на сырье послужил катализатором для «минерального бума» в Австралии. Япония стала также одним из ведущих покупателей австралийской сельскохозяйственной продукции. В 1980 г. в Японию поставлялось 69 % вывозимого на внешний рынок угля, 73 % железной руды, 27 % сахара, 24 % шерсти, 19 % говядины и т. п. Поэтому доля Японии в австралийском экспорте значительно выше доли других стран. В свою очередь Япония в 1981 г. покрывала свои потребности в импорте за счет поставок из Австралии по углю и железной руде на 44 %, по шерсти — на 78, говядины — на 70, сахара — на 38 % и т. д. 8

Экспорт сырья и сельскохозяйственной продукции является стержнем австрало-японской торговли, а высокая

page-72степень взаимозависимости придает ей особый характер. Кроме того, Япония заняла второе место в австралийском импорте. Удельный вес Японии во внешнеторговом обороте Австралии примерно в 1,3—1,4 раза выше, чем второго по значению ее торгового партнера — США.

С середины 60-х годов, когда они опередили Великобританию, США прочно удерживают первое место в австралийском импорте. Особенно велика их роль в поставках химической продукции, машин и оборудования. Доля США в экспорте значительно меньше, чем доля Японии, но они являются крупнейшим потребителем австралийского мяса, одним из ведущих потребителей металлических руд, черных и цветных металлов и т. д. Положение в экономике Японии и США оказывает серьезное воздействие на динамику экспорта и через нее на все национальное хозяйство Австралии.

Удельный вес других стран гораздо ниже. Среди них находится и Великобритания, занимающая третье место во внешнеторговом обороте Австралии. Сейчас ее доля в нем составляет всего 5 — 6 %, в то время как в 50-х годах она превышала нынешнюю совокупную долю Японии и США. Среди главных причин такой радикальной перемены в роли Великобритании во внешней торговле Австралии следует назвать: ее переориентацию на ЕЭС, что выразилось, в частности, в резком сокращении импорта продукции сельского хозяйства из Австралии; ослабление позиций Великобритании в качестве экспортера готовой промышленной продукции. При сопоставлении внешнеторговых связей Австралии с каждым из центров империализма мы видим, что произошла ее переориентация на Японию и США. Тем не менее следует подчеркнуть, что Западная Европа, и прежде всего ЕЭС, сохраняет важные позиции во внешней торговле Австралии.

В послевоенный период в число ведущих торговых партнеров Австралии выдвинулась Новая Зеландия. Экономические связи обеих стран имеют свою специфику. Она выражается в том, что в товарной структуре торгового обмена между ними решающую роль играют промышленные товары. Каждая из сторон является для другой самым крупным рынком сбыта данной продукции. Между Австралией и Новой Зеландией в области обрабатывающей промышленности развивается межотраслевая и внутриотраслевая специализация, что служит материальной основой Для процесса экономической интеграции двух стран.

На развитые капиталистические государства традиционно приходится большая часть австралийской внешней торговли. Однако в 70-х годах их удельный вес существенно сократился в экспорте с 76,6% в 1973 г. до 60% в 1980 г., а в импорте — соответственно с 86 до 71,6% 9. Для этого периода, как известно, было характерно резкое обострение противоречий экономического развития в капиталистическом мире. Австралии пришлось столкнуться с трудностями сбыта своей сельскохозяйственной и сырьевой, а также промышленной продукции на традиционных рынках и необходимостью их преодоления за счет расширения экспорта в другие государства. В результате доля развивающихся стран в нем увеличилась с 17,8 до 28,8%, а социалистических — с 5,6 до 10%. Рост цен на нефть и увеличение ввоза промышленных полуфабрикатов и потребительских товаров из развивающихся стран в свою очередь, повысили их долю в импорте Австралии с 12 до 25,7%. Важное место во внешней торговле Австралии занимают в настоящее время страны Ближнего Востока, группировка АСЕАН и Южная Корея, Гонконг и Тайвань.

Еще один крупнейший сдвиг в географии австралийской внешней торговли, которому в последние годы уделяется все большее внимание в экономической литературе,— региональный. На азиатско-тихоокеанский регион, куда входит Австралия, приходится свыше 50% ее экспорта и 40% импорта. В целом на район Тихого океана приходится подавляющая часть (примерно 75%) внешней торговли Австралии. Здесь во все большей мере концентрируются ее внешнеторговые интересы.

С особенностями товарной и географической структуры внешней торговли во многом связаны и те проблемы, с которыми Австралия столкнулась в этой области во второй половине 70-х — начале 80-х годов. В указанный период конъюнктура на мировых рынках для развития экспорта страны ухудшилась. Темпы роста его физического объема после кризиса 1974 — 1975 гг. существенно замедлились (6,9 % в среднем за 1967 — 1973 гг. и 4,1 % в 1973 — 1980 гг.) 10. Это коснулось почти всех крупных статей экспорта.

Сельскохозяйственному экспорту страны традиционно присущи большие колебания из-за влияния погодных условий на объем внутреннего производства и резких изменений вспросе на мировом рынке. Воздействие последнего фактора усилилось в связи с ограничениями на импорт данной австралийской продукции в страны ЕЭС, а также в Японию и США. Одновременно возросла конкуренция со стороны ЕЭС и США на рынках третьих стран. В результате темпы роста объема сельскохозяйственного экспорта Австралии в 70-х годах значительно отстали от темпов роста общего мирового экспорта этой продукции.

Сокращение и стагнация производства в черной и цветной металлургии капиталистических стран резко замедлили расширение вывоза австралийского минерального сырья, а по ряду позиций он сократился [Отрицательное влияние здесь оказало также стремление Японии не допустить увеличения зависимости от австралийских поставок.]. Аналогичная ситуация сложилась и с экспортом черных и цветных металлов. Падение спроса на австралийские товары со стороны капиталистических государств лишь частично удалось компенсировать за счет расширения сбыта в развивающихся странах. Таким образом, в условиях ухудшения мировой хозяйственной конъюнктуры проявилась уязвимость товарной структуры австралийского экспорта.

Замедление темпов роста экспорта сопровождалось в рассматриваемый период и ухудшением условий торговли для Австралии (т. е. опережающим повышением импортных цен по сравнению с экспортными). Кроме того, в начале 80-х годов увеличился импорт, связанный, в частности, с новым витком капиталовложений в дальнейшее развитие сырьевого сектора экономики. В результате впервые с 1967 г. торговый баланс Австралии в 1980 г. был сведен с дефицитом (его общий объем в 1980—1982 гг. составил 4,5 млрд. долл.). Это привело к резкому росту дефицита платежного баланса по текущим расчетам, поскольку сальдо расчетов по «невидимым» статьям у Австралии хронически отрицательное. Таким образом, можно констатировать относительное ухудшение внешнеторговых позиций Австралии за последние 10 лет, в частности сократился ее удельный вес в мировом капиталистическом экспорте (с 1,65 % в 1970 г. до 1,3 % в 1982 г.) п.

Вместе с тем наметился ряд перспективных областей для развития экспорта страны. Прежде всего это возможность превращения Австралии в одного из крупнейших в мире поставщиков энергоносителей (уголь и уран, а также сжиженный природный газ). Так же как и в случае с минеральным сырьем, ведущим потенциальным потребителем выступает Япония. На нее также во многом ориентируются и планы по дальнейшему росту производства в энергоемких и материалоемких отраслях обрабатывающей промышленности (цветная металлургия и нефтехимия). Наметилось усиление роли Австралии в снабжении минеральным сырьем и топливом развивающихся стран азиатско-тихоокеанского региона. Все это находится в рамках нынешней преимущественной ориентации Австралии на вывоз сырья, топлива и продукции их первичной переработки, что является, таким образом, магистральным направлением развития экспорта страны в долгосрочном плане. Вместе с тем экономический рост в так называемых новых индустриальных странах в азиатско-тихоокеанском регионе открывает возможности для увеличения экспорта продукции австралийского машиностроения на базе усиления его специализации и кооперации с указанными государствами, расширения взаимной торговли готовыми изделиями. Новые сдвиги в экспорте могут привести к повышению его роли в развитии экономики страны, к усилению ее вовлеченности в международное разделение труда.

2. Импорт и экспорт капитала

На основе притока рабочей силы и капитала из метрополии происходило становление капиталистического хозяйства на континенте, и на протяжении всей истории Австралии импорт капитала являлся одним из условий ее экономического развития.

До войны примерно 70 % всего объема импорта капитала в страну шло путем размещения государственных займов на зарубежных рынках капиталов. Этот факт отражал особую роль государства в экономике, в частности в процессе накопления капитала в данный период (недостаточность внутренних источников накопления, слабость национального капитала, необходимость крупных вложений в инфраструктуру при огромной территории страны и т. п.). Остальные 30 % представляли собой инвестиции в частный сектор хозяйства, причем также в виде займов. Около 90 % всего импорта капитала в страну приходилось на Великобританию.

После второй мировой войны в импорте капитала в Австралию произошли глубокие изменения. Если на 1 июля 1947 г. иностранные инвестиции в частный сектор хозяйства страны оценивались в 550 млн. долл., то за период 1947 — 1982 гг. они составили 38 млрд. долл. Эта сумма равна примерно 25 % всех частных производственных инвестиций в экономику Австралии за указанный период 12.

При всей относительности такого сравнения оно все же дает представление о масштабах иностранных капиталовложений в экономику Австралии. Около 70 % их объема приходится на прямые инвестиции, остальное — на портфельные инвестиции и займы. Примерно 15 % прямых инвестиций вложено в первичные отрасли (в подавляющем большинстве в горнодобывающую промышленность, доля же сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства незначительна). Свыше 40% приходится на обрабатывающую промышленность и более 44 % — на торговлю, кредитно- финансовые учреждения и недвижимость 13. Подобной статистики отраслевой структуры портфельных инвестиций и займов нет, но, по имеющимся оценкам, большая их часть либо прямо направляется в обрабатывающую и горнодобывающую промышленность, либо связана с финансированием этих отраслей. В конечном итоге они поглощают и существенную долю прямых инвестиций, идущих через кредитно-финансовые учреждения и торговые компании.

Значительные масштабы иностранных инвестиций обусловливают высокую степень контроля иностранных монополий над ключевыми секторами австралийской экономики (см. § 4 гл. II), сильное влияние иностранного капитала на темпы и характер экономического роста, на основные отраслевые пропорции в хозяйстве, на процессы концентрации производства и капитала, на состояние экономической конъюнктуры и, наконец, на тип участия страны в международном разделении труда и направления развития ее внешнеэкономических связей. Экономическая действительность в Австралии в послевоенное время показала, что, ускоряя рост определенных отраслей хозяйства, политика иностранного капитала в целом оказывает негативное влияние на его развитие: тормозится рост ряда перспективных отраслей, оказывается дестабилизирующее влияние на хозяйственную конъюнктуру в связи с массовым наплывом либо «бегством» капитала и т. д. Это ярко проявилось в 70-е годы, когда резко обострились кризисные явления в мировом капиталистическом хозяйстве.

Для периода 1947—1971 гг. характерно нарастание годового объема иностранных капиталовложений. Соответственно возрастало отношение иностранных инвестиций ко всем частным производственным инвестициям: в 1947 — 1956 гг. оно составляло свыше 18 %, в 1957 — 1966 гг.— свыше 22, а в 1967 — 1971 гг.— более 31 % 14. Удельный вес иностранных инвестиций здесь завышен на величину той их части, которая не пошла в производство. Но это не изменяет общей тенденции.

 

  • Просмотров: 458

twitter 256

   

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Copyright © 2013-2017 Aussie Tales - Австралийские Истории (Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)